«

»

Июл 01

Паузы. Этюд.

Обложка рассказа Паузы

© Татьяна Бушмелева. 2016

Высокий забор отделял больницу от улицы. Лисий виноград ещё не проснулся: с забора свисали сухие ветки. «Вот их-то ты мне и подрежешь» – бодро сказала садовница Люда и выдала Маше мешок, секатор и перчатки. Виноград разросся и свисал вдоль забора. К середине мая он покроется сочной листвой – великолепная живая изгородь. А сейчас Маша выравнивает её, срезая кончики секатором.

По улице, вдоль забора, идут люди: рядом метро. Больница расположена в укрытом месте: в английском саду, удивительным образом появившимся посреди города. Это не совеем больница. Это хоспис: здесь не лечат, здесь умирают. Горожане торопятся. Подошел пенсионер. «Это лисий виноград?» – спрашивает. Говорит – «Красиво». А виноград даже листья не пустил. Но и правда – красиво.

Маша закончила работу и ждёт Люду во дворе, на лавке под липой. Солнце припекает. Пожилая мать катит сына на прогулку. Он укутан в плед. Маша видела её в прошлый раз: женщина с потерянным лицом.

Люда выходил во двор. Следом выкатывает телегу для белья маленькая женщина, Татьяна. Она ругается по телефону: «Я запрещаю тебе гулять в этом дворе. – Почему у Миши? – Я тоже хочу, что бы ты гулял под моим окном. Я хочу тебя видеть. А после вчерашнего ты вообще может быть больше гулять не будешь. – Всё. Разговор окончен». «Маш, – говорит Люда – помоги Тане бельё привезти из прачечной». Татьяна и Маша идут в прачечную и вывозят подушки и одеяла. Белья, медицинских халатов много. Увести, привести, повесить, разложи – повседневная работа.

Через час Татьяна и Маша пришли отдохнуть на лавку под яблоню. Молчат. В воздухе слышится только беззаботное пенье птиц и шум города.

– Сегодня в метро, когда я ехала сюда, я видела девушку, – говорит Маша, – она молча плакала – слёзы текли по её щекам. Она не могла их остановить. Что-то разъедало её изнутри.

Мы легко относимся к действительности. Но порой события, люди, с которыми мы навсегда расстались, не отпускают, живут в нас. Мы снова и снова возвращаемся к прошедшему и не можем вернуться.

– В жизни всякое бывает – понимающе кивает Татьяна.

– Когда я прихожу сюда – продолжила Маша – я словно оказываюсь в другом мире. Здесь никто никуда не спешит. Здесь я могу остановиться. Здесь я вижу, что очень важно просто быть рядом с близким человеком. Здесь есть время на смирение, прощение и прощание. Ведь этой плачущей девушкой когда-то была и я сама. Когда умер мой отец, я не успела с ним проститься. Я навестила его в больнице всего пару раз. Врачи уверяли, что кризис миновал. Всего «прости» и «прощай»… Но даже этих слов я не успела сказать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *